30 января 2020

Иными словами, все сферы деятельно¬сти, входящие в систему «человек — человек», где важны личный кон¬такт, общение, живая связь между тем, кто предлагает услугу, и тем, кто ее получает. Мужчи¬ны же, как заметили пси¬хологи, охотнее работа¬ют в системе «человек — машина»: сфере строи¬тельства, ремонта слож¬ной техники, в компью¬терных фирмах и так да¬лее.
И дело, разумеется, не в интеллектуальных воз¬можностях — они, что бы там про себя ни дума¬ли и ни говорили мужчи¬ны, не зависят от поло¬вой принадлежности. Доказано, что есть два типа мышления: словес¬но-логическое, базирую¬щееся в левом полуша¬рии мозга, и наглядно-образное, сосредоточен¬ное в правом. Все мы, мужчины и женщины, на уровне интеллекта де¬лимся, грубо говоря, на техников и гуманитариев, «физиков» и «лири¬ков», и наиболее полно раскрываем себя именно в той деятельности, ко¬торая соответствует типу нашего мышления. Однако у женщин (как физиков, так и лириков) есть общая особенность: они принимают посту¬пающую извне информа¬цию более эмоциональ¬но. Это заложено в них изначально природой для более полного осу¬ществления главной жизненной задачи — ма¬теринства. Почему мать заранее знает, что ребе¬нок заболевает? Почему просыпается среди ночи на секунду раньше, чем он шелохнется? Почему предчувствует беду? Все мы немного экстрасен¬сы, обладаем неким ше¬стым чувством, особой интуицией, как бы вну¬тренним зрением. Гово¬ря научным языком — способны получать и об¬рабатывать на бессозна¬тельном уровне инфор¬мацию, которую не уда¬ется пока расшифровать на уровне сознания.
— Выходит, у женщин есть чисто биологические преимущества, которые могут пригодиться в их деле?
— Именно так. Пред¬ставьте, два бизнесмена получают одинаковую важную информацию. Мужчина анализирует факты, принимает реше¬ние и действует. Для женщины же важно не только то, что сказано, но и как сказано. Выра¬жение лица, тон, нечто неуловимое, что разлито в воздухе… Ее прогноз поддержан не только анализом, но и интуици¬ей, и часто эта «мелочь» оказывается решающей. Мужчина как бы увидел ситуацию в черно-белом изображении, а женщи¬на—в цветном, да еще объемном.